Сб. Янв 1st, 2022
    Free TON, Meritocracy, Voatz, Ben Sunderland

    Автор — Бен Сандерленд. Источник — Hackernoon

    Блокчейн, технология распределенного реестра, голосование, выборы, меритократии, искусственный интеллект, плотность населения, феодальная Англия, средства обмена и почтовое отделение.

    Нет, дорогой читатель, это не винегрет из слов поисковой оптимизации, а всего лишь верхушка тем технологического айсберга, затронутых в моей недавней двухчасовой беседе.

    У кого хватит знаний, словарного запаса и терпения, чтобы обсудить со мной такой широкий круг вопросов?
    Для меня большая честь представить никого иного, как Филиппа Андреа, человека, которого прозвали “крестным отцом” EMV, и за свои грехи (его собственные слова!) отвечавшего за чип и ПИН-код.

    Nowadays, Phillip is an advocate for blockchain and DLT technology, and devotes his expert attention to working with mobile voting application specialists, Voatz.

    Из уважения к вашему времени я сократил и отредактировал некоторые из моих собственных бессвязных рассуждений. Из уважения к искренней радости, которую я получил от этого разговора, остальное было записано в точности так, как имело место быть (хвала, если вы получили ссылку на Фарго!).

    Возьмите чашечку кофе и откройте свои впитывающие мудрость чакры, часть первая:

    Что ж, давайте разберемся. Voatz — это компания из Бостона, которая начала свою деятельность в 2014 году на хакатоне на South by SouthWest: конкурс на тему, процитирую самого себя, “как улучшить человечество”. Итак, Нимит и Симер увидели блокчейн, распределенный реестр, биометрию в мобильных устройствах, и они поняли криптографию на собственном опыте. Поэтому они решили представить продукт/проект в рамках этой классической концепции Хакатона, с которой мы все знакомы, и этим продуктом было мобильное приложение для голосования. Они ушли с 1 биткойном, 10 тысячами долларов и интервью с инвестором. 

    Инвестор сказал им, что они метят туда, куда никогда не попадут. И что они сделали? Они решили туда ворваться! Выстрелили, собрали деньги, два раунда, и в настоящее время проходит третий. И они начали управлять технологией. Управлять, взращивать и т.д.

    Что касается моего опыта, то я вырос на технологиях, и ответственен за чип и ПИН-код, искупая таким образом свои грехи! Я был в Брюсселе в 1993 году, работал с системами карточных платежей в Великобритании на заре того, чем это стало. Затем я поехал в Канаду и помогал с миграцией там, потом вернулся в США и был вовлечен в миграцию уже здесь. За это время я все больше и больше увлекся криптографией, встречался с такими людьми, как Дэвид Чаум, так как я также работал с такими компаниями, как Visa, Mastercard, American Express, IBM, AT + G, Philips Semiconductor и другими.

    • Ух ты, чертовски впечатляющее резюме!

    Именно во время моей работы в Oberthur Technologies я познакомился с Нимитом. Он участвовал в нашей сделке по приобретению мобильных платежей, и платежи были предметом исследования. Я ушел на пенсию, потом вернулся, и Нимит сказал: “Приходи и консультируй!” И я присоединился к команде в качестве советника.  

    В настоящее время меня называют старшим советником. Не уверен, благодаря моим седым волосам или блестящему уму. Оставлю этот вопрос на ваше усмотрение!

    • Не уверен, что я тот самый парень, который вправе судить кого-либо за интеллект или цвет волос, предлагаю оставить этот вопрос читателям! 

    Любой желающий может поставить .com после моей фамилии и узнать обо мне больше подробностей. 

    В таком случае я просмотрю эту статью, прежде чем что-нибудь о ней говорить!

    • Отлично. Вернемся немного назад, я недавно узнал (благодаря разговору с Амелией), что в 2/3 штатов США дистанционное голосование проводится через электронные почтовые ящики, такие как Gmail или Yahoo. Вопрос может показаться немного наводящим, но каковы, по-вашему мнению, основные проблемы, связанные с этим?   

    Давайте вернемся немного назад и заполним пробелы. В США действует закон под названием UOCAVA (SEBES), который обязывает страну решать проблемы американцев, желающих проголосовать, за рубежом. Каждый из штатов сам определяет, каким образом он будет это делать. Некоторые полагаются на обычную почту. В 31 штате разрешена та или иная форма электронной передачи. В контексте электронной передачи: они рассматривают факс и электронную почту как два альтернативных варианта. В 5 штатах разрешена подача через Интернет.

    • Как в веб-порталах, например, на Аляске?

    Аляска пытается придумать, как можно что-то сделать. Веб-передача — это то, чем мы занимаемся здесь, в Voatz, и это то, что Амелия сделала в 2018 году, а также Западная Вирджиния в 2018 году, и это то, что мы продвигаем. Возникает вопрос: в чем разница между электронной почтой и Интернетом, учитывая, что электронная почта идет через Интернет? У меня есть некоторые проблемы с пониманием. И когда я смотрю на седые волосы политиков, я понимаю, что у нас, вероятнее всего, есть еще и некоторые проблемы в сфере образования. 

    Существует такая алогичность, когда можно использовать факсовый аппарат и отправить вашему местному чиновнику факс своего бумажного бюллетеня с отметкой. Он, очевидно, будет знать номер телефона, с которого пришел факс, соответственно он будет знать и его личность. Вы должны будете подписать документ, чтобы подтвердить вашу личность, и предоставить любую идентификационную информацию, которая требуется в вашей юрисдикции для подтверждения вашего права голосовать, и отправить его по факсу.

    Электронная почта — это практически то же самое. Опять же, адрес известен, и вы либо сканируете, либо берете электронный бюллетень, прикрепляете его к электронному письму. Опять же, ваше удостоверение личности известно в обоих случаях — факса и электронной почты — и кто знает, что может произойти в процессе? Тут появляется Нимит и предлагает сделать это с помощью мобильного приложения, на защищенном мобильном устройстве. Правило №1, устройство должно соответствовать определенному уровню безопасности, который требует, чтобы оно содержало внутри Secure Element. Место, где я могу хранить секреты и выполнять криптографические функции.

    • Являются ли они стандартными для большинства мобильных устройств или модели должны быть гораздо более новыми?

    Все, что Apple называет защищенным анклавом, имеет Secure Element. Samsung называет это Knox. Вам нужно будет уточнить, но я думаю, все, что выше iPhone 6 и Android 8, оснащено этой технологией.

    • Значит, это не что-то недоступное для обычных людей?

    Очевидно, что это станет проблемой для людей, у которых телефонам 8+ лет. Фичерфоны, раскладушки и тому подобное. Если вы поедете в Африку и посмотрите на людей старшего возраста или даже на тех, кто хочет оставаться “вне сети”, они не будут покупать более модные телефоны, так что проблема есть.

    • Да, конечно, те, кто отстраняется от сети, будут проблемой.

    Если вы совершенно сознательно ограничиваете свои средства коммуникации, вы должны физически явиться и отметить свой бюллетень лично, так как любой другой механизм, который можно себе представить, находится в сети, соответственно вы уже приняли решение, как будете голосовать. 

    • Совершенно верно, это случай принятия заранее обдуманного решения.

    Это подводит нас к следующему пункту. Мы являемся вариантом, а не заменой. Мы не выступаем за замену всех других форм передачи бюллетеней. Лишь представляем вариант, который добавляет удобства. Он обеспечивает до 85% населения возможностью участвовать в выборах, не выходя из дома с помощью телефона. И, с точки зрения удаленного голосования, это интегрирует возможности безопасности, которые, вероятно, превосходят электронную почту или факс, или, если уж на то пошло, почтовое отделение. 

    • Будем осторожны в формулировках, мы не хотим начинать войну с почтой!

    Безусловно, нужно отдать им должное. Они работают с правительством (что само по себе задача!), чтобы убедиться, что бюллетени переданы и доставлены должным образом. Но всегда есть вероятность того, что почтовый фургон может загореться из-за какого-нибудь стихийного бедствия или иной катастрофы. Это риск. Или, например, ящик для голосования наполнится водой и все бюллетени внутри него будут уничтожены. 

    • Если я не ошибаюсь, на выборах 2020 года был инцидент с прорвавшейся водопроводной трубой, в которой якобы утонули ящики с бюллетенями?  

    Не существует такого понятия, как отсутствие риска, верно? Это не вина почты, это матушка-природа. И она наносит большой ущерб, не только бюллетеням, но и нашей почте, любовным письмам от вашей девушки, благодарственным запискам от вашей бабушки.

    • Большая ответственность на их отягощенных рюкзаком плечах! Но, как вы говорите, риск это скользящая шкала, не так ли?

    Именно эту мысль я и хочу донести. Нам необходимо сравнить риск различных альтернатив и рассмотреть профиль риска в контексте удобства, безопасности, конфиденциальности, верификации и аудита. Если риск меньше, чем у одного из существующих вариантов, то зачем его исключать?

    • Похоже, мы с вами едины по этому вопросу. Тогда следующий ключевой вопрос, понимаю, если вы дадите лишь общий обзор, но как именно был задействован блокчейн в приложении, которое использовалось во время предыдущих выборов?

    Блокчейн — это интересное явление и я считаю, что важно включить в разговор вопрос “зачем использовать блокчейн?” И, в то же время, я бы хотел исключить блокчейн из разговора! Вместо этого давайте введем термин “распределенный реестр”. 

    Необходимо разграничить эти два понятия. Распределенный реестр — это бизнес-концепция. Создайте несколько копий реестра, чтобы у вас было несколько копий списка транзакций и произошедших событий. 

    Блокчейн — это технология, которая использует возможности криптографии для обеспечения неизменности распределенного реестра.

    Так что давайте уберем блокчейн, так как это криптография, для понимания которой требуются математические навыки и, возможно, степень доктора философии! 

    Теперь у нас есть только распределенный реестр. Для чего мне нужны 1000 копий? Я хочу 1000, потому что если есть только 1 менеджер копии, то мы должны доверять 1 менеджеру копии.  

    На выборах я доверяю партии, комиссии, государственным служащим, ответственным за проведение выборов. Для чего мне нужен распределенный реестр? В действительности, доверяем ли мы правительству? Это открытый вопрос.

    • Это интересный вопрос. В большинстве систем, как правило, есть независимые стороны, которые сверяют подсчеты и тому подобное. Возможно, дело не столько в вопросе доверия к существующей политической партии, сколько к системам и к тому, действительно ли эти комиссии являются независимыми?

    Но партия — это не правительство. Ваше использование термина — это британский вариант. Там вы определяете правящую партию, коалицию, которая имеет большинство, как правительство. Но если вспомнить — “Да, господин министр” — у вас есть правительство и государственные служащие.

    • Вы обнажаете пробелы в моих знаниях!

    Не будем слишком углубляться в работу законодательного органа Палаты лордов в сравнении с парламентом, давайте сосредоточимся на том, что в Вестминстере есть парламент и Палата лордов. Также есть государственная служба, которая находится во всех этих правительственных зданиях, окружающих Букингемский дворец и Вестминстер, которые формируют работников, и они управляют правительством. 

    Для сравнения, в США, если у меня есть республиканец, демократ и независимый наблюдатель, которые коллективно следят за выборами, то это и есть определение слова правительство, которое я хочу определить и использовать здесь. 

    Если я доверяю правительству — а это президент, законодательный орган, судебная власть, государственные служащие, наблюдатели, — то зачем мне нужен распределенный реестр? Если я (как и мы сейчас!) задаюсь вопросом, что мы имеем в виду, когда говорим “правительство”, имеем ли мы в виду одно и то же? Является ли ваше убеждение таким же, как и мое? Мы бы сидели и спорили, нет, и поэтому ваш уровень доверия и мой уровень доверия не совпадают.  И из-за этого есть небольшое недоверие, распределенный реестр имеет смысл.

    • В философском смысле, как вы говорите, для большого числа людей это действительно означает многое, даже в пределах одной страны или региона. У всех нас есть предположительные знания, которые мы никогда не будем подвергать сомнению. 

    Да, это снова возвращает нас к вопросу о том, почему я хочу, чтобы распределенный реестр был на выборах? Что ж, кто-то всегда не доверяет кому-то другому. Поэтому, если я создам неизменяемый реестр, он будет фиксировать каждое событие каждого избирателя. 

    Если мы хотим добиться прогресса в этой области, прессе необходимо различать блокчейн и распределенный реестр. Мы придали блокчейну размытое значение. Как и слову “Интернет”, что такое Интернет? Это приложения, которые работают в облаке? Или просто средство связи, которое позволяет клиенту взаимодействовать с сервером где-то там, где запущено программное обеспечение.

    • Это вынуждает меня перескочить на пару вопросов вперед, но мы отбросим сценарий и начнем с этого. Free TON проделал большую работу, за которой, я знаю, вы очень внимательно следили, но есть кое-что, о чем я писал несколько раз, — это конкурс децентрализованных браузеров.

    Хорошо, давайте немного поговорим о Free TON, я не слишком глубоко вникал в суть вещей, поэтому моя точка зрения размыта информацией, которой со мной поделились несколько человек из сообщества. Когда мы говорим об управлении, одна из проблем, с которой я сталкиваюсь с блокчейн-фанатами, заключается в том, что они говорят о ценности внедрения чего-то, что находится вне правительства.

    Это вынуждает меня возражать: “Подождите, а как вы собираетесь определить и согласовать работу этой технологии?”. И они отвечают, что мы собираемся создать структуру управления. В чем разница между правительством и управлением? Правительства поддерживают управление. Сатоши говорил, что они собираются устранить правительство от управления чем-либо. Если вы устраните правительство от контроля над чем-то, что ж, окей, но кем вы собираетесь его заменить? “О, у вас есть эта распределенная автономная организация!” Что такое DAO? Просто собрание людей, которые собрались вместе. Что такое представительное правительство? Это собрание людей, собравшихся вместе. Собираетесь ли вы лично, или в Zoom, или с анонимными идентификаторами — это одно и то же.

    • Это во многом связано с тем, что Жерар Даше назвал “проблемой принятия блокчейна правительствами на сумму в 18 триллионов долларов”. При всех этих утопических анархистских видениях, которые мы находим на периферии крипто-кругов, общество, свободное от правительства в одночасье, это общество без общественных услуг и порядка, что, конечно, больше похоже на антиутопию?

    Да, давайте вернемся во времени на 4-6 тысяч лет назад, например. Общество всегда создавало механизм для обеспечения гармонии. И этот механизм — некая форма управления. Затем, по мере того как общество развивается и увеличивается, мы переходим от демократической системы еженедельных собраний на деревенской площади для решения вопросов к представительной системе — избранию людей, которые представляют наши интересы. Эти избранные представители могут заниматься решением вопросов на постоянной основе, а мы можем посвятить рабочий день чему-то другому.  

    Возвращаясь к Free TON, у вас есть слово “меритократия”.

    Хорошо, позвольте мне оспорить это. Меритократия в основном говорит, что те, кто хочет и может, становятся командой управления для всего, что должно быть определено. 

    Вернемся в феодальные времена. Кто был способен? Человек с наибольшим числом оружия был способен управлять общиной. Человек с наибольшим количеством ума, возможно, способен одержать верх над оружием посредством его сборки. 

    • Или сдерживать других с большим числом оружия? 

    Да, если посмотреть на это с этой стороны, меритократия звучит как однопартийная система. Это слово меня настораживает. Когда я ставлю представительное правительство, демократическое правительство или меритократию в качестве метода управления, я бы предпочел демократический метод, который требует участия каждого.

    • Я понимаю, к чему вы клоните, но если взять Tezos (в качестве примера и не привязываясь к какому-то конкретному проекту), то там действует взвешенный механизм голосования, больше токенов — больше голосов. В итоге, как вы говорите, получается представительная модель, где идейные руководители отстаивают свои интересы, а те, кто не обладает техническими знаниями, голосуют, руководствуясь интуицией, в зависимости от того, кому они отдают предпочтение в экосистеме. Как продвинуть демократию за пределы масштаба поселения, не попав в этот парадокс?

    Именно, но все сводится к тому, как вы выбираете представителей. В меритократии, как я понимаю, это процесс самоотбора. Это, в свою очередь, возвращает меня к феодальному правителю. Он сам себя выбрал, чтобы управлять. 

    Так что сейчас мы находимся на техническом плато. Те, кто понимает технологию и способен кодировать, определять и создавать, становятся самоизбирающей силой. Если мы вспомним Скайнет из “Терминатора”, то он самоотбирался. Добавьте сюда искусственный интеллект, подумайте об искусственном интеллекте и подумайте о том, что сейчас происходит в ЕС, где мы определяем основу для принятия и внедрения искусственного интеллекта из-за потенциала… 

    Многоточие я оставлю для вашего воображения!

    • Помня о своей позиции человека, который за все берется и ничего толком не умеет, я позволю себе высказаться по поводу проекта Google AlphaGo. Вы знаете о нем?  

    Думаю, вы сейчас обнажаете пробелы в моих знаниях!

    Туше! Игра Go имеет больше возможных исходов, чем атомов в наблюдаемой вселенной, что делает практически невозможным программирование искусственного интеллекта для игры в эту игру традиционной моделью дерева решений 0 или 1, да/нет. Когда искусственный интеллект AlphaGo в конце концов победил чемпиона мира, он сделал это ходом, который привел в недоумение нас, простых людей. Это было новаторски, но если подумать об интеллекте с точки зрения эксперимента с Китайской комнатой, может ли машина когда-либо стать умной, в том смысле, как мы понимаем интеллект, без живого человеческого опыта? Дельфины, в теории, умнее людей, но они прыгают через обручи ради рыбы, так что они не так уж умны, верно? В этом смысле угроза искусственного интеллекта более ощутима, чем угроза дельфинов?

    Я не буду затевать драку с любителями дельфинов, но я приму вашу абсурдистскую неосязаемость и вернусь к опыту с Philips. В 1976 году мне подарили пейджер, потому что я должен был быть на связи 24 часа в сутки, 7 дней в неделю, 365 дней в году.

    • В последнее время я могу посочувствовать этому ощущению!

    Затем я перешел на портативный компьютер. Он эволюционировал в ноутбук, а теперь я пользуюсь мобильным телефоном, на фоне которого все остальные устройства выглядят “банальными”. Теперь возьмем Al Journey, добавим машинное обучение, большие данные, эвристическое мышление, и другие умные слова, которые приходят на ум, когда думаем о том, как создать алгоритм для работы со случайностью выбора.

    Принимая во внимание то, что я слышал об искусственном интеллекте, я думаю, что в 2035 году мы сможем создать самостоятельно мыслящую машину. Возвращаясь к Азимову, он сказал, что нам нужно навязать роботам три закона. Робототехника и искусственный интеллект, в чем разница? Один — это физически мыслящая вещь, другой — коробка, которая знает, как думать. Первый может манипулировать физическим, второй — цифровым.

    • Если вернуться к дельфинам, то с биологической точки зрения они являются вершиной эволюции. Но их форма интеллекта абстрактна по отношению к нашему человеческому опыту точно так же, как была бы абстрактна умная коробка. 

    Что ж, давайте пойдем другим путем. Я задам вам такой вопрос: эта планета может прокормить только 3,5 миллиарда человек — эту цифру я встречал не раз, но она поддерживает до 8 миллиардов на данный момент. Это так?

    Я не отрицаю, что интеллект человека в конце концов самомодерируется, но я напоминаю вам о том, что мы сделали с окружающей средой, о том, что происходит в наших так называемых гражданских обществах, и так далее. Золотое правило “Возлюби ближнего своего”, которое присутствует во всех религиях, до сих пор не принято на племенном уровне. Теперь ко всему этому мы добавляем DAO. Если мы не можем принять золотое правило, то как можно ожидать, что DAO или искусственный интеллект, подобный Скайнету, будут его соблюдать?

    Продолжение следует…

    2
    0